Декабрь 2017
 
Email

Д. Харитонович. Рыцарская доблесть, рыцарская верность, рыцарская честь

 
Опубликовано 16.12.2010
 
 

Эта лекция будет посвящена особенностям стратегии и тактики рыцарского войска, рыцарским сражениям, рыцарскому вооружению, влиянию всего вышесказанного не только на характер войны, но и на систему ценностей рыцаря. Особое внимание мы уделим вассально-ленным отношениям, основанным на клятве верности: верности как стержневому элементу рыцарской картины мира, верности по отношению к сюзерену, другу, возлюбленной и Богу.

Андреа дель Кастаньо. Знаменитые люди: Пиппо Спано. (На фреске изображен кондотьер Филиппо Сколари, более известный под именем Пиппо Спано). 1450. Музей Андреа дель Кастаньо, Флоренция
Поговорим о том, что, пожалуй, на взгляд любого человека, составляет суть, стержень, самое главное в средневековье, то, что дошло до наших дней, не умерло и сегодня. Я имею в виду рыцарство в самом широком смысле этого слова – рыцарственность, рыцарскую верность, рыцарскую честь, рыцарскую доблесть. Мы уже говорили о том, что в результате битвы при Пуатье была проведена реформа, направленная на создание боеспособного войска. Но смысл и влияние этой реформы намного больше, чем просто решение сиюминутных проблем обороны. Создание тяжелой кавалерии – это создание рыцарства, а это выходит за пределы социально-экономических и других проблем.

Итак, рыцарство. Что это такое? В первую очередь это тяжеловооруженная конница. Самый характер вооружения влияет на характер битв, на тактику и стратегию, что в свою очередь влияет на рыцарский этос. Об этом сейчас и поговорим.

Паоло Учелло. Никколо да Толентино возглавляет войско Флоренции. (Одна из трех больших панелей, изображающих битву при Сан Романо; триптих представляет собой один из самых ранних примеров батальной живописи эпохи Возрождения). 1450-е. Национальная галерея, Лондон
Начнем с того, что вооруженный рыцарь в нашем нынешнем понимании, это те доспехи, которые мы можем увидеть в музее. На самом деле это совсем не так. Как правило, эти сплошные доспехи – вооружение турнирное, крайне редко употреблявшееся в бою. Весьма также распространена легенда о том, что эти доспехи были невероятно тяжелыми. Настолько тяжелыми, что под тяжестью тевтонских рыцарей, одетых в такие доспехи, проломился лед Чудского озера во время знаменитого Ледового побоища. Ничего подобного! Полный рыцарский доспех весил в разные эпохи 12, максимум 16 кг! Для сравнения: доспех современного хоккеиста весит около 16 кг. А все видят, как они легко и лихо двигаются по льду. Полная выкладка современного спецназовца, с бронежилетом, со всем прочим – 20 кг. Во всяком случае на разнообразных показательных выступлениях, которые мы можем наблюдать по телевизору, двигаются они весьма бойко и быстро. Поэтому все рассказы о том, что рыцарь, падающий с коня, не мог подняться сам, что для того, чтобы вообще сесть на коня, рыцарь садился верхом на бревно и несколько человек поднимали это бревно вместе с ним, – все это либо легенда, либо описание турнира, а не реального сражения.

Я готов сказать, что Сергей Михайлович Эйзенштейн – великий режиссер. Но в его знаменитом «Александре Невском» есть масса проколов.

Андреа дель Кастаньо. Конный портрет Никколо да Толентино. (На фреске изображен известный кондотьер Никколо да Толентино, прославившийся, в частности, в битве при Сан Романо, где он возглавлял войско флорентинцев). 1456. Собор Санта Мария дель Фьоре, Флоренция

Так, в фильме оружейник раздает кольчуги людям, которые будут защищать Новгород. И горожане их тут же на себя надевают. Извините, этого не может быть, потому что, как говорил Чехов, этого не может быть никогда. В фильме они надевают кольчуги на рубахи. А вы никогда не пробовали обмотать себя поверх обыкновенной рубашки проволокой, – не колючей, нет, обычной проволокой? Поверьте, это будет очень и очень неудобно.

Джорджоне. Портрет воина с оруженосцем. (Предположительно изображен кондотьер Эразмо де Нарни, более известный под прозвищем Гаттамелата, то есть «Хитрая кошка», которое он получил за свои мягкие и вкрадчивые манеры). 1509. Галерея Уффици, Флоренция

Кольчуга никогда не надевалась на рубаху, она надевалась на плотную подстежку. У людей победнее это было что-то вроде ватника, но набитого не хлопком – хлопок появляется только в XIV веке и он очень дорог, – а ватник был набит оческами шерсти Люди побогаче надевали кольчугу на плотную кожаную куртку – хорошая кожа дорого стоила. И никто эти кольчужные доспехи не надевал через голову. Кольчуга – не свитер, она не растягивается! Кольчуга разрезана на спине и надевается как медицинский халат. А это означает, что и кольчугу, и более поздний панцирь типа кирасы, сам на себя рыцарь одеть не мог. Следовательно, абсолютно необходимы для боевых условий военные слуги – оруженосцы. А это уже имеет отношение и к культуре! Именно здесь появляется образ военного слуги – от Горвеналя в рыцарских романах до Шельменко-денщика и бравого солдата Швейка. Это культурный феномен, культурное явление!

Паоло Учелло. Микелетто да Котиньола вступает в сражение. (Одна из трех больших панелей, изображающих битву при Сан Романо; триптих представляет собой один из самых ранних примеров батальной живописи эпохи Возрождения). 1450-е. Лувр, Париж

И вот что еще. В указанном фильме, в конце, Николай Черкасов, исполняющий роль Александра Невского, – изумительный, замечательный актер – так вот, он снимает шлем, когда он обращается к народу, и ветер развевает его волосы. Это тоже невозможно! Никто не пробовал, может быть в детстве, надевать на голову ведро? Если пробовал, то знает, – это невозможно! Шлем всегда надевался на подшлемник. Самые простые подшлемники – вязаные, вроде современных женских вязаных шапочек с длинными ушами. Либо шлем надевался на стеганый или из плотной кожи капюшон. Вот все эти детали и породили особенности рыцарской битвы.

Паоло Учелло. Бернардино делла Чьярда повержен с лошади. (Изображен поединок капитанов двух враждующих сторон: предводитель флорентинцев Никколо да Толентино сбрасывает с коня сиенского главнокомандующего Бернардино дела Чьярда). 1450-е. Галерея Уффици, Флоренция

Представим себе рыцаря в описанном капюшоне, а по крайней мере с XII века в кольчужном капюшоне, а сверху еще в шлеме – первоначально открытом, со щитками по бокам, уже с конца XI–XII века – глухом сплошном шлеме с прорезью для зрения (позднее, с начала XIV века, появляется шлем с забралом, то есть тоже с прорезью). Так вот, если кто-нибудь попробует надеть на голову плотный – хотя бы вязаный – капюшон, а сверху ведро, он поймет, что ничего не слышит! Поскольку прорезь в забрале очень невелика – это естественно, так защищается лицо, – то и обзор крайне незначителен. А это означает, что никакого управления боем, рыцарским конным сражением быть просто не может!

Андреа дель Кастаньо. Знаменитые люди: Никколо Аччьяйоли. (Изображен великий сенешаль и фактический правитель Неаполя). 1450. Музей Андреа дель Кастаньо, Флоренция

Рыцарь не управляем в бою, он не слышит команд, он не видит подаваемых ему знаков. А видит он только луку своего седла, холку своего коня, острие своего копья и – такого же всадника, мчащегося навстречу ему. А это означает, что в отсутствие управления боем, в отсутствие какой бы то ни было кавалерийской конной вольтижировки, то есть управления конем по команде, – вольтижировка появится только в конце XVI века, сражение начнет превращать в серию разнообразных поединков. А отсюда следствие – возникает ценность рыцарского поединка. Пусть он будет и не столь изящен и благороден, как это описывалось в рыцарских романах или у авторов XVIII–XIX века, от Вальтера Скотта до Дюма, пусть не так. Главное, что это – серия поединков. А отсюда важность индивидуального, личного подвига рыцаря. Ведь всегда можно понять, сколько и как рыцарей было сбито с коня, скольких врагов победил тот или иной воин. С другой стороны, это же приводило к умалению роли полководца. Если сравнить с римскими временами или Новым временем, мы увидим, что великих полководцев было весьма не много. От полководца требовалось выбрать время битвы, место битвы и дать вовремя сигнал к началу сражения. В крайнем случае – организовать небольшую засаду, специально подготовленный для этого отряд. Впрочем, это, как правило, не одобрялось рыцарской этикой: считалось, что чем более затруднена победа, тем больше честь победителю. Поэтому, например, давались самые невероятные, самые замысловатые рыцарские обеты. Конечно, в художественной литературе это сильно преувеличивается, но это действительно было. Скажем, привязать руку и сражаться только одной рукой. А в начале Столетней войны английские рыцари дали на торжественном пиру обет заклеить, завязать, залепить себе один глаз и не снимать этой повязки до тех пор, пока они не совершат мало-мальски серьезного подвига.

Симоне Мартини. Посвящение в рыцари св. Мартина. (Предположительно, на фреске изображен не эпизод из жизни св. Мартина, римского воина, а церемония посвящения в рыцари самого художника. В центре композиции: император опоясывает рыцарским мечом посвящаемого. Справа – оруженосец, прикрепляющий шпоры к его сапогам, слева – придворные с рыцарскими знаками отличия – шлемом и соколом). 1315–1320. Церковь Сан Франческа, Ассизи
Если рыцарь был в доспехах, он не имел права уклоняться от битвы ни при каких обстоятельствах, независимо от соотношения сил. И поэтому на рекогносцировку, на разведку отправлялись невооруженными – тогда можно было без потери чести ускакать, видя врага. Нельзя было совершать «обратные движения». Известны случаи, когда войско по ошибке прошло мимо места, назначенного для сражения – топографических карт-то не было, и они вынуждены были сражаться в условиях неудобных. И – ничего страшного, если битва и будет проиграна, зато честь будет соблюдена.
Андреа Мантенья. Герцогский двор в Мантуе. 1471-1474. Палаццо Дукале, Мантуя

В чем еще важность рыцарской чести? Доныне, когда мы вспоминаем о рыцаре, мы думаем, что рыцарь храбр, благороден, верен слову. Почему так? Мы уже говорили о том, что сложившаяся феодальная система, в которой тяжеловооруженный конник, тот самый рыцарь, являлся военным слугой, благородным слугой, вассалом (от vassus – слуга) своего сюзерена. Все это держалось в буквальном, точном смысле «на честном слове». Отсюда невероятное значение слова в рыцарской культуре. Это не значит, что не было клятвопреступников, обманщиков, но это всегда рассматривалось как нечто не должное, не достойное человека. А рыцарь был обязан при любых условиях служить своему сюзерену. И так обстояло дело именно что в жизни, а не только в литературе.

Алессио Бальдовинетти. Портрет дамы в желтом. 1400-е. Национальная галерея, Лондон

В известном романе «Рауль де Камбре» Бернье, верный слуга Рауля, благороднейший, честнейший рыцарь, служит ему, приговаривая при этом: «Мой сеньор Рауль – предатель, хуже Иуды, но он мой сеньор». И служит ему до тех пор, пока совершенно озверевший Рауль де Камбре не сжигает монастырь со всеми обитательницами, куда удалилась матушка рыцаря Бернье. Тем самым он, сюзерен, нарушает свою, встречную клятву – быть покровителем своего вассала. После этого вассальные отношения могут быть разорваны.

Пьеро ди Козимо. Портрет Симонетты Веспуччи. (Изображена знаменитая флорентинская красавица в образе Клеопатры, со змеей (аспидом), обвивающей ее шею). 1480. Музей Конде, Шантильи

 

А вот реальная история XII века. Король Франции Людовик VI Толстый поссорился со своим могущественным вассалом графом Тибо Шампанским. Граф просил помощи у императора Священной Римской империи – как тогда назывались фактически германские короли. И что же? Император, считая себя выше простого короля, требует от короля примириться с графом Тибо. Король Людовик объявляет императору войну, созывает своих вассалов. И что же? И вассал короля, граф Тибо, идет служить своему обидчику против своего заступника. Потому что он дал такую клятву. Предусматривается и клятва, даваемая другу, верность слову вообще, в любом сколь угодно широком смысле. В «Песне о Нибелунгах» маркграф Рюдигер братается с Хагеном, первым вассалом бургундских королей. Потом, когда начинается известный конфликт, сюзерен маркграфа король Этцель принуждает Рюдигера идти сражаться. Рюдигер отказывается – Хаген его побратим, они даже обменялись оружием и доспехами. Сюзерен настаивает, и Рюдигер идет сражаться, но без доспехов – он не может облачаться в доспехи, дарованные другом. Он гибнет, но он не уронил чести вассала, не изменил своему рыцарскому слову.

А вот реальный пример из времен Столетней войны. Некий французский рыцарь попадает в плен к англичанам. Поскольку битва еще продолжается, держать его в плену невозможно, он отпускается под честное слово. Система взять в плен, а потом отпустить за выкуп была широко распространена и ничем постыдным не считалась. Наоборот, убить собрата, христианина, считалось куда более постыдным. Так вот, он отпускается под честное слово, что вернется после битвы. Что он делает, этот рыцарь бедный? Он кидается в сражение, чтобы сбить с коня, пленить какого-нибудь англичанина, взять с него выкуп и расплатиться с англичанами. Своих денег у него нету, хочешь жить – умей вертеться. Но сбежать – это ему просто не приходит в голову.

Нероччо де Ланди. Портрет дамы. (Предположительно, изображена Алессандра Пикколомини, внучатая племянница папы Пия II). 1480-е. Национальная галерея искусства, Вашингтон

И последний пример. Рыцарь влюблен, как и полагается. И клятва верности любимой женщине нерушима именно потому, что она является аналогом клятвы верности сюзерену. Переводчик «Песни о Нибелунгах» не точно понял и перевел, написав, что Зигфрид пожимает руку Кримхильде. Он не пожимает, он вкладывает свои руки в ее – это акт и жест вассальной присяги, не только любимой женщине. Мы знаем, что очень часто изображаемый в западной живописи, да и вообще распространенный молитвенный жест – сложенные руки, это повторение жеста вассальной присяги. Христианин приносит клятву верности Богу. Но о вере, о Боге мы поговорим в другой раз.

Лекция 2 из цикла «Легенды и мифы европейской истории»

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
© "YOS" 2010-2011
ИНТМЕДИА