Декабрь 2017
 
Email

Начало биологии. Аристотель

 
Опубликовано 14.09.2010
 
 

Аргентинский писатель двадцатого века Хорхе Луис Борхес однажды опубликовал классификацию животного мира, которую он будто бы вычитал в старинной китайской энциклопедии. Согласно китайскому мудрецу, животные делятся на:

1. принадлежащих Императору
2. набальзамированных
3. прирученных
4. сосунков
5. сирен
6. сказочных
7. бродячих собак
8. включенных в эту классификацию
9. бегающих как сумасшедшие
10. бесчисленных
11. нарисованных тончайшей кистью из верблюжьей шерсти
12. прочих
13. разбивших цветочную вазу
14. похожих издали на мух

Этот знаменитый список заставил посмеяться и задуматься многих современных философов. Почему же он кажется нам таким смехотворным и несуразным? Потому что мы привыкли совсем по-другому упорядочивать окружающий нас мир. Потому что все мы (хотим того или не хотим, знаем или не знаем) − ученики древних греков. Этот список хаотичен, а греки не любили хаос и боялись его. Они видели в нем гибельное начало. Поэтому они хотели усмирить хаос и понять окружающий мир как стройное, красивое и разумное единство. По-гречески такой красивый и ясный порядок называется «космос». Для человека нашей цивилизации порядок −это не только удобное и понятное расположение предметов. Порядок может стать инструментом исследования мира, вести к новым открытиям. Вспомним таблицу Менделеева. Ее незаполненные клетки подсказывают ученым, какие еще химические элементы существуют в природе и могут быть обнаружены.

Великим систематизатором и толкователем природы был греческий философ Аристотель (384–322 гг. до н.э.). 

 
 
Аристотель. Римская копия середины I в. с греческого оригинала – утраченной бронзовой статуи работы Лисиппа. Ок. 320 г. до н.э. Музей истории искусств, Вена
Едва ли не треть его многочисленных трудов составляют сочинения по биологии, которая была одним из главных дел его жизни. Если разобраться в том, что Аристотель думал о мире живых существ, легче будет вникнуть и в остальную его философию. Прежде всего Аристотель обозначает два типа познающего ума, одинаково необходимые для исследования природы: специальный и универсальный. Специалист накапливает опыт работы с каким-то одним видом живых существ – будь это человек, лев, вол или кто-то другой – и досконально изучает его отличительные особенности. Универсалу же дано целостное видение всей предметной области, и его заботой становится установление общих черт, свойств и связей, объединяющих разные виды. Специалист делает открытия, касающиеся отдельного вида. Универсал, имеющий богатый опыт межвидовых сопоставлений, может поправить специалиста, уберечь его от некоторых ошибок, вытекающих из крайней сосредоточенности его взгляда. Так, исследователь может принять брачное поведение за агрессию, отстаивание территориальных претензий. Коллега-универсал, наблюдавший многих животных в брачный период, внесет ясность в эту ситуацию. Ни один из этих ученых не придет к настоящему знанию законов природы без сотрудничества с другим, и это – краеугольный камень методики Аристотеля. (Заметим, что сам Аристотель, совмещавший в себе ум обоих типов, должен был, по-видимому, допускать такое соединение в одном лице.)

Рассмотрим подробнее рабочее взаимоотношение двух названных «коллег» – специалиста и универсала. Как именно происходит движение от обнаруженного конкретного явления к его объяснению, основанному на всеобщих (универсальных) доводах? Здесь удобно будет взять пример самого Аристотеля. Допустим, кто-то, наблюдая жизнь рыбы, хочет узнать, спит она в данный момент или бодрствует. Если ее поведение удовлетворяет общепризнанным признакам сна – не реагирует на внешние раздражители, почти не двигается и т.д., – можно заключить, что она спит. Но исследование на этом не заканчивается. Ученый-универсал задается вопросами: почему рыба засыпает, что является причиной ее сна? Можно ли установить аналогию с другими животными и человеком, которые нуждаются в сне для восстановления сил? Как живые существа, в частности, рыбы, избегают опасности быть съеденными во время сна – и т.д.

Задавая вопрос «почему?» мы вступаем в область причинно-следственных связей и объяснений, тщательно разработанную Аристотелем в отдельных трудах. Вообще говоря, Аристотель различал четыре причины существования любого явления и вещи.

 
 
Ф. Хайес. Портрет Аристотеля. 1811. Галерея Академии, Венеция

1. Материальная – то, из чего сделан предмет.
2. Производящая – каким действием сделан предмет или вызвано данное явление.
3. Формальная. Эта причина требует пояснений. Под формой греки понимали не только и не в первую очередь внешний вид предмета, сколько его главную «идею», его назначение. Так, форма языка как органа речи – это его приспособленность к говорению (и молчанию). Для этого язык должен быть достаточно широким, подвижным и т.д. Эта формальная причина почти сливается с четвертой причиной, или целью.
4. Конечная причина: зачем, с какой целью создан язык? Чтобы говорить (молчать). А стул? Чтобы на нем сидеть.

В своих сочинениях по биологии Аристотель объединяет первую причину со второй, а третью – с четвертой. Такое деление напрашивается: ведь первые две причины целиком принадлежат материальному миру, а две вторые – нематериальному миру разума. Первую объединенную (двойную) причину можно назвать материально-действенной, вторую – формально-целевой. Вот как Аристотель объясняет дыхание с помощью этих понятий. Формально-целевая причина дыхания состоит в том, что любому живому существу, обитающему на суше, необходима пневма. Это некая особая субстанция, вырабатывающаяся в районе сердца в результате согревания входящего в легкие холодного воздуха. Итак, «идея» дыхания – в том, чтобы производить пневму, без которой невозможна жизнь. Что же касается материально-действенной причины дыхания, то она – более «земная» и сводится к физиологическому объяснению работы легких и способа нагревания входящего в них воздуха. 

 
 
Среди подробно описанных Аристотелем организмов – головоногие и, в частности, осьминог. Таблица из книги немецкого естествоиспытателя, родоначальника экологии Э.Геккеля «Художественные творения природы». 1904

Аристотель исходил из того, что все происходящее в природе имеет свою разумную цель. Ведь он, как мы говорили, не признавал прав хаоса на существование и отстаивал главенство разума в природе. В философии такая осмысленная картина мира называется телеологической. Если природа ничего не делает напрасно, значит, для каждой цели – добывания пищи, защиты от нападения, рождения потомства и множества других − в организме животного должны существовать специальные органы и изучать их нужно, исходя именно из их цели, или предназначения, а не только с точки зрения их физического (материального) функционирования.

Некоторые исследователи Аристотеля спорят о том, нужно ли относить к кругу биологии сочинения и мысли Аристотеля, посвященные душе. Попробуем разобраться в этом. В христианстве, иудаизме, исламе при всех их различиях душа понимается как нечто совершенно иное по отношению к телу. Нематериальная душа управляет телом, она вечна и после смерти тела уходит к Богу. Аристотелю совершенно чуждо такое богословское понимание души. Тело (материя) и нематериальная «форма» (т.е., по-аристотелевски, идея, назначение тела) неразрывны между собой. Никакой двойственности Аристотель в их отношениях не устанавливает. Душа есть динамическое, организующее, «живительное» начало жизни, если угодно, ее форма – не больше. Но и не меньше.

Но если так, то душа имеется у всего живого. У растений она простейшая и представляет собой принцип питания, роста и размножения. Душа животных на порядок сложнее, у них она помимо питания ведает сексуальным влечением, ощущениями, движением. Человеческая душа тоже наделена всеми названными свойствами, но помимо этого – и здесь главное – она разумна. Думается, что тем самым мы имеем все основания отнести аристотелевское учение о душе к области биологии, хотя это, конечно, совершенно не означает, что Аристотель пытался объяснить действие разума чисто материальными причинами.

Разумеется, средства наблюдения за органическим миром, доступные Аристотелю, были ограниченны и непосредственного научного значения его система для нас не имеет. Для нас ценны научные методы Аристотеля: он впервые предложил и детально – на уровне своего времени – разработал функциональный подход к систематизации живых организмов. Он исходил из того, имеется ли в теле животного кровяная система, является ли оно живородящим или яйцекладущим, имеется у него скелет или раковина – и т.д. Этот подход был полностью новаторским. Предыдущие попытки упорядочить царство животных были основаны на совсем других принципах. Предшественники Аристотеля, например, делили животных согласно среде обитания: земной, воздушной, подводной. Ясно, что этот метод имел очень слабую различительную силу. В биологии Аристотеля есть много ошибок. Он считал, что человек мыслит сердцем, а мозг служит лишь для охлаждения организма наподобие вентилятора в современном компьютере; что некоторые животные рождаются «спонтанно», без сексуального взаимодействия родителей; что мухи выводятся непосредственно из навоза; что температура мужского тела выше женского – вообще он полагал, что мужской организм совершеннее женского, поскольку именно мужчина осуществляет производящую, формальную и конечную (целевую) причину рождения, а на долю женщины остается лишь материальная причина…

Все это кажется теперь очень наивным, но куда важнее другое. Аристотель тщательно исследовал развитие куриного эмбриона и заложил основу современной теории эпигенеза. Много ценных наблюдений он сделал над воспроизводством животных – от акул до пчел. В целом он изучил и систематизировал более 500 видов животных.

Можно без преувеличения сказать, что основы биологии как научной дисциплины заложены именно Аристотелем.


По материалам: http://www.iep.utm.edu/a/aris-bio.htm

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
© "YOS" 2010-2011
ИНТМЕДИА