Август 2017
 
Email

Великий антидарвинист

 
Опубликовано 14.09.2010
 
 

 

Жан Луи Родольф Агассис – современник Чарльза Дарвина и, вероятно, последний из крупнейших научных умов, последовательно и настойчиво выступавший против дарвиновской теории эволюции. Он боролся с Дарвином не только в научных аудиториях, но и на страницах популярных журналов, Дарвин же, напротив, считал блестящие открытия Агассиса подтверждением своего учения. Причиной упорного несогласия Агассиса с эволюционизмом была научная традиция, с благоговением воспринятая им от его учителя, великого французского натуралиста Кювье, который не мог объяснить развитие животного мира иначе как периодическим вмешательством Бога в земную историю. Тем печальнее, что, следуя логике некоторых своих априорных, т.е. донаучных принципов, Агассис пришел к выводу о неодинаковом происхождении черной и белой рас, о том, что негры не только не могли быть потомками Ноя, но и являют собой деградирующую ветвь человечества. А поскольку Агассис заслуженно считается одним из основателей американской науки, то эти его взгляды очень неблагоприятно сказались на духовной атмосфере Америки в последующие десятилетия.

 
 
Жан Луи Агассис. 1850-е. Национальный музей американской истории при Смитсоновском институте, Вашингтон
Агассис родился 28 мая 1807 года в семье потомственного деревенского священника, в местечке, расположенном во франкоговорящей области Швейцарии. Как многие ученые-натуралисты того времени, Агассис начал свое образование с медицины − в университетах Швейцарии и Германии. Надо сказать, что свой выбор гениально одаренному юноше пришлось отстаивать перед семьей упорным трудом. Отец прочил ему гораздо более «земную» карьеру, чем профессия ученого, − например, фермера или счетовода. За неимением в доме научных книг юный Жан Луи изучал природу на практике, он превратил свою комнату в настоящий ихтиологический музей, экспонатами которого были рыбы и прочая живность, выловленная в соседнем пруду. Глава семейства неохотно уступил настоянию сына, но и позднее, в возрасте 21 года, уже учась в Мюнхенском университете, Агассис, все с той же целью – доказать отцу свою предрасположенность к науке – начал втайне писать свой первый капитальный труд по ихтиологии на основе ископаемых образцов, привезенных другими учеными из бразильской экспедиции.
 
 
Ископаемая рыба (Cyclopoma spinosum) – иллюстрация из книги Л. Агассиса «Изучение ископаемых рыб» (1833–43)

В годы учения большое влияние на Агассиса-студента оказали выдающиеся немецкие биологи Окен и Деллингер. Эти ученые были приверженцами натурфилософии, романтического философского течения, зародившегося в Швейцарии и сосредоточенного на поисках метафизических, т.е. сверхприродных соответствий и связей, объединяющих мир живых существ. Впоследствии Агассис отказался от этой философии, но так и не смог полностью отрешиться от натурфилософского мировоззрения. Получив докторскую степень в университете Эрлангена, двадцатитрехлетний Агассис уехал в Париж, где изучал сравнительную анатомию под руководством Кювье, в то время самого знаменитого анатома и палеонтолога Европы.

 
 
М.И. ван Брее. Портрет Жоржа Кювье. 1800-е

Кювье настолько заинтересовался работой молодого ученого об ископаемых рыбах, что передал ему свои заметки и рисунки для будущей работы о рыбных окаменелостях. Кювье умер в 1832 году, его общение с Агассисом не продлилось и года, но Агассис до конца дней считал себя его учеником. Всю жизнь он последовательно отстаивал основные теоретические принципы Кювье, прежде всего – его подход к классификации животного мира и так называемый геологический катастрофизм.

Изучая окаменелые останки морских и наземных организмов, Кювье выдвинул теорию последовательных потопов (катастроф), каждый из которых приводил к появлению более совершенных существ. Теория катастроф существовала в исторической биологии и раньше, но Кювье привнес в нее идею о том, что после каждого из таких потопов Бог заново приступает к творению и создает существа все более высокого уровня. Другого способа объяснить совершенствование и усложнение животного мира у ученых в то время не было. Агассис полностью разделял учение о глобальных катастрофах и множественности актов творения, но причиной таких катастроф он считал не потопы, а ледники, периодически покрывавшие Землю.

 
 
История развития животного мира – иллюстрация из книги Л. Агассиса «Основы зоологии» (1848)

В 1836 году Агассис начал исследования ледников как нечто побочное, но затем чрезвычайно ими увлекся. В итоге вклад его в эту науку оказался столь значительным, что его по праву считают отцом гляциологии. Изучая рельеф Швейцарии, он связал воедино такие с виду несхожие его приметы, как обширные долины, блуждающие (эрратические) валуны, отшлифованные каменные поверхности и борозды на них, нагромождения скальных осколков (морены). Эти последние он объяснил подтаиванием ледников, медленно спускавшихся с гор. Гладким валунам, разбросанным по всей Европе и широко использовавшимся для мощения улиц, прежде приписывали самое разное происхождение. Древние греки думали, что эти камни разбросаны по земле Зевсом и Гераклом. В новое время некоторые ученые рассматривали их как следы айсбергов или потопов, как последствия замедления вращения земли и т.д. Агассис обобщил эти факты в рамках выдвинутой им теории великого ледяного века, когда-то постигшего землю. Впоследствии он находил все новые следы оледенения в Северной Америке и других местах. Он называл ледники «великим плугом Господним» и безуспешно пытался найти следы обледенения даже в Бразилии.

 
 
Литограия Ж.Беттаньера «Ледник Зерматт в швейцарских Альпах» (Музей естественной истории, Невшатель) использована как иллюстрация в книге Л. Агассиса «Исследование ледников» (1840)

Геологическая теория Агассиса вызвала горячие споры между учеными и утвердилась в своих основных чертах лишь через 15 лет после своего появления. Дарвин, в частности, приветствовал ее как революционное открытие.

В вопросе упорядочения животного мира Агассис следовал принципам своего учителя Кювье, уточняя и детализируя разработанную им систематику. Кювье, как известно, делил все живые организмы по строению тела на четыре типа, каждый из которых подразделялся на классы по уровню сложности:

- позвоночные,
- членистые,
- мягкотелые,
- лучистые (т.е. центрально-симметричные, как морские звезды).

Главная идея Агассиса заключалась в том, что фазы развития организма от зародыша до взрослого состояния (этот процесс называется онтогенезом) соответствуют порядку появления все более сложных форм животного мира в «палеонтологической летописи» (это − филогенез). Низшие по развитию формы составляют физически низший слой окаменелостей, более сложные – следующий слой и т.д.

Дарвин рассматривал эти параллелизмы как подтверждение эволюционного процесса. В своем главном труде «Происхождение видов» он писал, что «учение Агассиса хорошо согласуется с теорией естественного отбора». Известный немецкий натуралист и философ Геккель также считал, что «повторение филогенеза в онтогенезе» свидетельствует в пользу теории эволюции. Однако Агассис не был эволюционистом. Он яростно отрицал эволюцию и так и не согласился с главными положениями «Происхождения видов». Агассис повсюду в природе находил осуществление провиденциального божественного плана и не мог согласиться с учением, которое не прибегало бы, выражаясь современным языком, к понятию проекта. Он определял виды как «мысли Бога». Вот что он писал в своем фундаментальном сочинении «Опыт классификации»: «Сочетание во времени и пространстве всех этих глубокомысленных понятий обличает не только мысль, оно обнаруживает предначертание, могущество, мудрость, величие, предусмотрение и усмотрение, провидение. Иначе говоря, все эти факты в их естественной связи громогласно возвещают о Боге, коего мы можем познавать, превозносить и любить. Посему естественная история должна с самого начала сделаться не чем иным, как изучением мыслей Творца о Вселенной».

В 1846 году Агассис переехал в Соединенные Штаты, где стал профессором Гарвардского университета. Америка сделалась его второй родиной. Здесь он сразу же приступил к сбору средств и организации Музея сравнительной зоологии, который открыл свои двери в 1860 году. Агассис сделал очень много для развития американской науки. Труды Агассиса, посвященные живым и ископаемым рыбам, а также ледникам, признаны классическими. Его работы по гляциологии совершили революцию в геологии и окончательно похоронили теорию библейского потопа как причины геологической катастрофы. В Америке он создал целую школу зоологов и палеонтологов. Он не только определяющим образом повлиял на развитие и сам характер американской науки, но и довел научные сведения до человека с улицы. Люди во всем мире читали его книги, отовсюду слали ему образцы, просили его совета. Ко времени его смерти (14 декабря 1973 года) он был уже признанным главой американской науки.

 
 
А. Хертер. Основатели Национальной академии наук (в центре стоит президент Авраам Линкольн, по правую руку от него – Луи Агассис; остальные слева направо: Бенжамин Пирс, Александр Даллас Баше, Джозеф Генри, сенатор Генри Вильсон, адмирал Чарльз Генри Дэвис и Бенжамин А. Голд). 1924. Национальная академия наук США, Вашингтон

Его философия природы, нацеленная на то, чтобы понять провиденциальный план Бога, представляет собой последнее выражение старой школы так называемой естественной теологии, возникшей за два столетия до него. Естественная теология в свое время вдохновляла огромное число ученых, включая Дарвина и его предшественников, но ко времени опубликования «Происхождения видов» она потеряла популярность, так как не могла предложить реальных объяснений природных феноменов, кроме объяснения: «Бог так устроил». Еще при жизни Агассиса и к большому его огорчению, большинство его учеников – включая его сына Александра, также крупного ученого, приняли эволюционизм, хотя и не обязательно дарвиновского толка.

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
© "YOS" 2010-2011
ИНТМЕДИА