Июнь 2017
ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ
 
Алфавитная навигация
 
 
 
Email

ГОДУНОВ БОРИС

 
Опубликовано 07.09.2010
 
 

ГОДУНОВ БОРИС ФЕДОРОВИЧ (ок. 1552–1605) – боярин, фактический правитель Московского государства 1584–1598, русский царь в 1598–1605, с именем которого связывают начало Смутного времени.

Сын царедворца Федора Ивановича Годунова, по семейному преданию – потомка татарского мурзы Чета, перешедшего на русскую службу в начале XIV в. Праправнук Четы получил имя Годун, от него пошла семья Годуновых. Мать Бориса – Степанида Ивановна (в иночестве Сандулия), ее происхождение неясно.

После смерти отца (1560-е) воспитывался дядей. Был грамотен, но «не учен в Священном писании», что в XVI в. было свидетельством слабой образованности. Имея «ко властолюбию ненасытное желание», был хитер и осторожен, при этом «красотой славился, внешностью своей превзойдя многих, роста был среднего, был весьма красноречив» (Летописная книга).

Под началом дяди начал в 1567 г. придворную службу при Иване Грозном. Упрочил положение при дворе женитьбой на дочери главного опричника Малюты-Григория Скуратова Марии Григорьевне Скуратовой (? –1605) в 1570 г. Сестра Бориса Ирина была выдана за царевича Федора Ивановича (1574). Старался стать заметным при дворе: был в 1571 г. дружкой Марфы Собакиной, невесты Ивана IV в третьем браке. Числился во втором царском саадаке (войске), участвовал в походах, в том числе шведском 1572 г. (куда был приписан рындой при царевичах Иване и Федоре). При деятельном участии Малюты Скуратова получил придворные чины: в 1577 г. – кравчего, с осени 1580 г. – постельничего. Выиграв тяжбу с боярином В.И. Сицким, был удостоен боярского звания (1580). Незадолго до смерти Грозный распорядился о передаче престола младшему сыну Федору, деверю Годунова. Зная о нездоровье Федора, царь назначил регентский совет (Верховную думу) из пяти членов, в который вошел и Годунов. Узнав в 1584 г. первым и объявив подданным о смерти Грозного, Борис затем победил всех соперников (кн. И.П. Шуйского, бояр И.Ф. Мстиславского и Б.Я. Бельского) и к 1587 г. сосредоточил власть в своих руках.

Важным достижением его правительства было учреждение в 1589 г. патриаршества. Это укрепило престиж русской церкви и подарило царю патриарха Иова, который сыграл определяющую роль в оправдании Годунова от обвинений в убийстве царевича Дмитрия Ивановича. Несмотря на слухи, что именно Годунов подстроил смерть царевича в Угличе 15 мая 1591, ее представили как «небрежение Нагих» (матери и тетки царевича) и нечаянное самоубийство (страдавший эпилепсией мальчик якобы ударил сам себя ножом в горло). В стране начиналась Смута, названная современниками «великим разорением».

Пробуя спасти от него страну, царь настаивал на необходимости «замирения» с соседними странами. Это не помешало ему принять личное участие (в чине дворцового воеводы) в походе против крымского хана Казы-Гирея. Его Годунов разбил близко от Кремля, на месте, где ныне стоит Донской монастырь. В том же 1591 г. он получил за эти свои подвиги высший боярский чин слуги и право именоваться «начальным человеком в земле русской, ему приказанной».

Призывы к «замирению» вполне согласовывались в его планах с войной с ослабевшей на время Швецией. Едва в 1590 г. закончилось Плюсское перемирие 1583 г., началась война. Ее итоги закрепил в 1595 г. Тявзинский мир, по которому, хотя Россия и не получила выхода к Балтике (современник иронично заметил о Годунове, что все же «в тех бранех он не искусен бысть»), но вернула себе утраченные ранее Корелу, Орешек, Ивангород, Ям, Копорье и Кольский полуостров. Потери годуновского войска, особенно под Нарвой, были значительны, так что сразу после сражений «начальный человек» распорядился строить новые крепости на южных рубежах (Воронеж, Ливны, Елец, Белгород) и на востоке (Березов, Нарым), позволившие ускорить освоение Сибири. В этих распоряжениях проявился государственный ум Годунова, стремившегося быстро пополнить казну и не допустить дальнейшего «разорения». На рубеже XVI–XVII вв. укрепились русские позиции на Северном Кавказе, в Закавказье, Заволжье, возросла внешняя торговля (через Архангельск и по Волге).

Годунову как стороннику укрепления самодержавия приписывается подготовка указа 1597 г., закрепостившего крестьян и отменившего возможность их перехода в Юрьев день (текст указа не сохранился). Подарив русскому фольклору поговорку «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!», указ удовлетворил интересы и боярской аристократии, и дворян, и монастырей, ведших друг с другом необъявленную войну за крестьян, впервые переписанных в Писцовые записи в 1592 г. и бежавших от поборов и насилия своих хозяев.

Годунов захватил престол после смерти царя Федора Ивановича в 1598 г., захват был представлен как «всенародное избрание», вдова Федора (сестра Бориса) отреклась в пользу Годунова. 29 июня он дал пир войску, находящемуся под Серпуховым, что обеспечило ему лояльность армии. Земский собор венчал Бориса на царство 1 сентября 1598 г. Спустя несколько месяцев был организован победный въезд в Москву русского войска, привезшего из Сибири плененного хана Кучума с семьей – символ триумфа политики «прирастания» земель при Годунове на Востоке.

Новый царь способствовал сближению России с Западом, в 1601 г. заключил 20-летнее перемирие с Речью Посполитой, звал на службу иноземцев, освобождал их от налогов, пытался выписать из Германии, Англии, Испании, Франции и других стран ученых, чтобы учредить в Москве высшую школу, где бы преподавались языки, но этому воспротивилась церковь. Обратный вариант – попытки послать «робят» на учебу в Европу («для науки разных языков») тоже провалился, посланные в Москву не вернулись.

Поощрял распространение книгопечатания, открыв в Москве новые типографии. При нем выросло число каменных лавок в городах, в 1601 г. был сооружен первый водопровод, подававший воду из Москвы-реки на Конюшенный двор. Часто ездивший по Воскресенскому мосту через Неглинку, царь распорядился сделать его каменным. Обновились стены Китай-города, взметнулась колокольня Ивана Великого в Кремле, которую окрестили «годунов столб». Росли храмы (церковь Николая Явленного за Арбатскими воротами), были основаны первые в столичной истории богадельни «у Моисея пророка на Тверской улице, напротив Пушечного двора» и «богадельня на Кулишках», для их устройства из Пскова были приглашены три старицы-мирянки. В те же годы творил пушечный мастер Адрей Чохов (автор Царь-пушки); Ф. Конем были отстроены мощные стены Смоленского кремля – тоже по царскому приказу.

1601–1602 гг. оказались неурожайными и голодными. Люди умирали тысячами, были случаи людоедства, поползли слухи, что «Бориска – царь не от Бога», а голод – кара божья, вот «Бориска-де и несчастен в царстве».

Годунов распорядился организовать в столице раздачу денег голодающим. На «взрубе, где были царя Ивана хоромы», дешево продавалось зерно из царских житниц, отчего в Москву хлынул народ. 14 мая 1603 г. был введен особый порядок управления, чтобы «на Москве по всем улицам и по переулкам и по полым местам и подле городов боев и грабежов, и убийства и татьбы и пожаров, и всякого воровства не было...». Столицу разделили на 11 округов (Кремль, два округа в Китай-городе, восемь округов в Белом и Деревянном городах), во главе которых поставлены бояре и окольничие. Переулки и «полые места» патрулировали отряды стрельцов. Несмотря на это, в Москве появились шайки «разбоев», многие же бежали из города, вместе с подмосковными крестьянами, на юг. Назревал мощный социальный взрыв, предвестником которого было восстание Хлопка в центральных районах страны, с трудом подавленное правительством Годунова.

В начале 1604 г. на русско-шведской границе было перехвачено письмо иноземца из Нарвы, в котором говорилось, будто бы сын Грозного Иван «жив, ходит в монашеском одеянии и сейчас у казаков». Годунову донесли, что след самозванца обнаружился в Киеве, затем на Волыни. Соперник царя Бориса – Лжедмитрий I (он же Григорий Отрепьев) был ранее холопом в семье вяземского дворянина Федора Никитича Годунова, двоюродного брата царя, и оттого мог знать о его родственных делах и связях.

Осенью 1604 г. Лжедмитрий-Отрепьев, заручившись поддержкой польского короля Сигизмунда, перешел границу России во главе 3-тысячного отряда польско-литовских войск. Перед ним открыли ворота Моравск, Новгород-Северский, Брянск, но 21 января 1605 г. у Севска в решающем сражении правительственные войска разбили Лжедмитрия. Самозванец скрылся недалеко от Путивля, Годунов срочно направил туда два крупных воинских соединения под командованием Василия Шуйского и Федора Шереметева; они объединились в единое войско под Кромами и осадили город.

Однако переживания последних лет сказались на здоровье 53-летнего царя, которого мучила подагра. Обычно деятельный и дотошный, он чувствовал усталость, стал раздражительным. И ранее весьма набожный (говорили, что своего первенца он потерял в 1587 г. как раз «от излишней набожности», велев носить ежедневно зимой младенца в храм Василия Блаженного и поить святой водой), он стал мнительным, приглашал ко двору предсказателей, ведуний, расспрашивал о будущем своей семьи, тогда же «и ко врачам сердечное прилежание» обрел – что было в то время признаком «неисправления и от Бога отлучения».

13 апреля 1605 г., отобедав с иностранными послами в Золотой палате, Борис поднялся на балкон верхних покоев, как утверждали, «снедаемый горем»; у него хлынула кровь изо рта, носа и ушей. «Дохтуры» сочли, что это «удар» (инсульт). Последними словами он благословил на царство сына Федора Борисовича (1589–1605). Рядом были жена и дочь, Ксения (1582–1622). Царя похоронили в Архангельском соборе Кремля. Хотя сыну Годунова, образованному и подготовленному к выполнению царских обязанностей 16-летнему Федору, тут же присягнули, царствовать ему не пришлось. Вошедший вскоре в Москву Лжедмитрий I приказал убить его вместе с матерью 10 июня 1605 г. Дочь царя Ксения была взята самозванцем в наложницы. Тело Годунова по приказу Лжедмитрия вытащили из собора и зарыли вместе с телами жены и сына на погосте бедного Варсонофьевского монастыря (ныне церковь Вознесения между Сретенкой и Рождественкой). В годы царствования Василия Шуйского все три гроба были вновь выкопаны и перенесены в особую часть Троице-Сергиевой лавры. Судьба Бориса Годунова привлекала к нему внимание историков и литераторов. Н.М. Карамзин считал его узурпатором, А.С. Пушкин отобразил трагедию судьбы правителя, от которого отвернулись подданные. В.О. Ключевский отмечал противоречивость натуры этого талантливого царедворца при одновременном тщеславии и бессердечности, С.Ф. Платонов призывал не осуждать его, успевшего много сделать в трагичных обстоятельствах.


Наталья Пушкарева. Энциклопедия «Кругосвет».

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
© "YOS" 2010-2011
ИНТМЕДИА