Ноябрь 2017
 
Email

О. Ауров. Евреи в средневековой Европе

 
Опубликовано 27.12.2010
 
 

Кроме мусульман и христиан, была еще одна составная в меж-европейской конфессиональной средневековой мозаике – иудеи. Я уже упоминал в своих лекциях английского историка Джеффри Хамфри и его рассуждения о средневековой символике, присутствующей в современных межконфессиональных отношениях. Так вот, один из символов – государство Израиль, ныне расположенное на территории древнего или средневекового, точнее латинского, Иерусалимского королевства. Иерусалимское королевство, а ныне Израиль воспринимается как некий форпост Запада во враждебном исламском окружении. Однако история сделала довольно странный кульбит, поскольку, скажем, в X веке девять десятых всех тогдашних евреев жили как раз в мире исламском.

 
 
Вид Иерусалима. Миниатюра из «Паломничества в Святую землю» Бернарда фон Брейденбаха. 1486. Британская библиотека, Лондон

Они очень часто встречались на улицах – в своих характерных длиннополых одеждах с обязательным желтым знаком, который они должны были носить, с кольцом на шее, для того чтобы в общественных банях отличаться от правоверных. Формально жизнь евреев была на Востоке довольно строго регламентирована и ограничена, и тем не менее они сумели добиться многого, среди них были не только ремесленники и земледельцы. Было достаточно много людей свободных профессий, прежде всего врачей, астрономов, астрологов. Известны случаи, когда евреи занимали очень высокое положение. Ну, например, в той же мусульманской Испании они становись полководцами, приближенными халифов. Но вообще-то в Европе евреи были на протяжении долгого времени относительно мало представлены.

 
 
Осада Иерусалима Титом. «Часослов» Невилля из Хорнби. 1340-1350. Британская библиотека, Лондон

Европейцы встретились с евреями довольно поздно: на их родную землю – Палестину, или Ханаан, как она называлась в древности, первые европейцы вступили лишь во времена Александра Македонского, а через некоторое время, в I веке до н.э., в Палестине оказываются римляне, и она становится римской провинцией. Евреи для римлян ничем особенным не отличались от других многочисленных восточных народов их огромной империи.

 
 
Строительство Храма. Миниатюра Петруса Жилберти из французской «Исторической Библии» Гийара де Мулена (царь Соломон лично наблюдает за строительными работами). Начало XV в. Британская библиотека, Лондон

И вдруг, в 66 году, начинается иудейское восстание, знаменитая Иудейская война, и этот небольшой народ поразил римлян своей самоотверженностью, он в течение четырех лет сопротивлялся все новым римским войскам, направлявшимся туда. Примеры сопротивления потрясают. Самый известный из них это, наверное, горная крепость Масада, защитники которой, когда чувствовали, что не могут более сражаться, поскольку у них кончилось продовольствие, перебили друг друга, а перед этим перебили своих жен и своих детей, всего 960 человек. Римляне вступили на пепелище. Но бывали и другие примеры. В частности, я имею в виду одного из вождей восстания – Иосифа-бен-Матафию, который почти в самом начале войны сдался римскому полководцу Веспасиану, предсказал ему, что тот станет императором, и Веспасиан действительно стал вскоре императором. И тогда щедро отблагодарил своего предсказателя, дал ему римское гражданство, дал большие земли. Иосиф потом принял имя своего покровителя, стал Флавием, жил в Риме. И тем не менее Иосифа мучила совесть, и он решил, что должен сделать что-то для своего народа, а именно объяснить римлянам, что его народ собой представляет, почему поднял восстание, показать, что участие иудеев в восстании было следствием не их испорченности, а наоборот – их благородства. Так появились его книги. Сначала – «Иудейская война», но поскольку римляне ничего не знали об иудеях, то и рассказывать им только о войне большего смысла не было. Поэтому Иосиф решил рассказать подробнее о своем народе и написал «Иудейские древности» – большой труд в 20 частях. Именно из «Иудейских древностей» образованный читатель, в античные времена читавший по-гречески, впервые узнал о евреях. Собственно Иосиф шаг за шагом рассказывал то, что современный читатель может почерпнуть из Ветхого Завета. Иосиф пересказывает содержание основных исторических книг Ветхого Завета, начиная с книги Иисуса Навина, но чем дальше, тем все в большей степени он дополняет их свидетельствами других восточных историков. Поэтому с возникновением христианства Иосиф становится очень важным автором и для христиан.

 
 
Праздничная служба в синагоге. Миниатюра из немецкой «Хаггады пасхальной». XIV в. Частное собрание

Решающий момент, описанный Иосифом в древней истории евреев, это разрушение в VI в. до н.э. первого Храма вавилонским царем Навуходоносором II и начало так называемого вавилонского пленения. Несмотря на то, что вскоре после этого Вавилонское царство пало, а персидский царь Кир, разгромивший это царство, позволил евреям вернуться на прежние земли с территории современного Ирака и из древней Вавилонии, тем не менее там осталась жить довольно многочисленная часть евреев. Так возникла первая крупная иудейская диаспора, и с этого времени еврейский народ рассеян в достаточно большой части света. Но начало изгнанию и настоящему рассеянию евреев положили их поражение в Иудейской войне и проигранное восстание Бар-Кохбы, или вторая Иудейская война. После этого часть евреев была превращена в рабов и вывезена с территории Палестины. Те, кому удалось спастись, также покидали родную землю и расселялись по всему Средиземноморью – тогда это все были римские земли, в том числе и в Европе. Вот так после Иудейских войн в Европе появилась довольно большая еврейская диаспора.

 
 
Храм в Иерусалиме. Миниатюра Иосифа Бен Давида из Липника из «Липникской Хаггады». 1740. Британская библиотека, Лондон

Евреи стали жить на чужбине, кто-то устроился лучше, кто-то хуже. Тем не менее, между ними и местным населением всегда существовала невидимая стена. И она не была случайной – дело в том, что евреи первыми не только из народов Древнего Востока, но и народов мира начали исповедовать веру в единого Бога. Евреи не могли в должной мере вписаться в окружающую их политическую и культурную жизнь, поскольку она вся была проникнута языческими обрядами. К слову, позднее с этими же обрядами столкнутся и христиане.

 
 
Пасхальная трапеза евреев. Миниатюра из голландского манускрипта «Зеркало человеческих нравов и обычаев». XV в. Британская библиотека, Лондон. На миниатюра изображен иудей, почтительно обувающийся перед тем, как сесть за праздничный стол с пасхальным ягненком

Иудеи скорбели об утрате Храма, разрушенного в ходе Иудейских войн в 70 году Титом (сыном императора и будущим императором) из-за начавшегося там пожара. Это был Второй храм – Первый, Храм Соломона, был разрушен Навуходоносором II, затем при царе Кире был выстроен Второй храм, который достраивался вплоть до его окончательного разрушения. Мы знаем о том, как выглядел Храм: не только его внутренняя, но и внешняя часть была украшена золотом, серебром, так называемой коринфской медью – сплавом золота, серебра и меди. Все, что осталось от внешней стены сейчас – это небольшой фрагмент, так называемая Стена плача в Иерусалиме.

 
 
Гонения на евреев. Миниатюра Матвея Парижского в «Хрониках Оффы». После 1235. Британская библиотека, Лондон. На миниатюре изображены трое иудеев в традиционной одежде, на которой виды обязательные для ношения знаки, в данном случае – в форме свитков

Храм для иудеев был не просто главной святыней. С разрушением храма само существование, отправление культовых действий стало невозможным, поскольку синагога – это не храм, это дом молитвенных собраний, собственно, так греческое слово и переводится. К тому же в процессе осады города – а Храм стал рубежом обороны – погибли практически все священники, живые хранители коллективной памяти. После этих трагических событий еврейский народ, казалось бы, был обречен на ассимиляцию. Однако этого не произошло благодаря совершенно колоссальной религиозно-культурной работе – деятельности так называемого синода в Ямнии, или Явне, небольшом городке в Палестине. Там собрались уцелевшие религиозные деятели, авторитеты, и началась колоссальная работа по сбору и обобщению еврейского религиозного наследия. Это религиозное наследие было практически основой идентичности народа. Результатом этой колоссальной деятельности стало, во-первых, обобщение и систематизация предания, так называемые Мишны, следующий шаг – это Талмуды, комментарии и дополнения к преданию, добавим сюда Медраши – отдельные богословские комментарии к Писанию и Талмуду. Ну и, конечно, еврейская Библия, которая окончательно складывается к IX веку, так называемая масоретская Библии: слово «масора» по-еврейски означает «предание».

 
 
Крестоносцы и евреи. Миниатюра из «Хроник Франции и Сен-Дени». Конец XIV в. Британская библиотека, Лондон. На миниатюре изображены крестоносцы во время Третьего крестового похода, грабящие и поджигающие дома евреев во французском городе Пасторо

С формированием этого комплекса текстов складывается та основа, на которой зижделось еврейское самосознание и в древности, и в Средневековье. А в определенной степени, разумеется, если мы говорим о людях религиозных, зиждется оно и до сих пор. Собранные тексты хранились в тайне. Они не давались чужестранцам, и это вызывало негативное отношение со стороны христианских авторов, в особенности с IV века. До IV века христиане и иудеи в равной степени пребывали в положении гонимых, но в IV веке христианство приобретает официальный характер и бывшие гонимые – христиане – в известной степени сами становятся гонителями. Но даже при таком противостоянии и христианство, и иудаизм получили многое. Что касается иудаизма, то, с одной стороны, противостояние с христианами способствовало оформлению всей иудейской религиозной традиции, формированию корпуса религиозных текстов. С другой стороны, христиане выступали должниками евреев, и не только потому, что они получили от них Ветхий Завет, но еще и потому, что они получили его в греческой версии, в греческом переводе (так называемая Септуагинта), который вскоре Церковью был признан боговдохновенным. Христиане получили того же Иосифа Флавия. И лучшие из христиан, как бы они ни относились к иудаизму, признавали фактор его влияния. Можно привести пример Евсевия Иеронима, который по поручению римского папы Дамаса решился создать латинский перевод Священного Писания. Когда он стал собирать и сличать греческие и латинские версии, то нашел много разночтений. Он понял, что нужно обратиться к первоисточнику, и отправился в Палестину. Долгое время он провел отшельником в районе Вифлеема. Он изучал еврейский язык, иврит, изучал тексты еврейского Писания. Иероним упоминает некоего иудея Бар Ханину, который рисковал, по-видимому, жизнью, просвещая христианина Иеронима, что было иудеям запрещено. Иероним так пишет об этом: «Затем, когда люди думали, что я наконец положил конец своему обучению, я вернулся обратно в Иерусалим и Вифлеем, и там Бар Ханина обучал меня ночью. С таким трудом удалось мне заполучить его и за какие деньги! Настолько он боялся иудеев, что становился вторым Никодимом». Бар Ханина приносил еврейские тексты, учил Иеронима ивриту и объяснял ему еврейское Писание. Иероним назвал его – наряду со своими христианскими учителями – тоже своим учителем, хотя при этом подчеркнул, что к иудаизму относится негативно.

 
 
Кровавый навет. 1475. Миниатюра из послания Иоханнеса Маттиуса Тиберинуса, которое содержит отчет об убийстве Симона из Трента, в котором обвинялись евреи. Британская библиотека, Лондон

Противостояние христиан и иудеев проходит еще через многие столетия Средневековья. Но особенно оно обостряется, начиная с XI века, когда европейское еврейство становится очень многочисленным. Если до XI века по-настоящему крупная еврейская община существовала только в Испании, то на фоне ужесточения религиозных преследований в исламском мире большое количество евреев иммигрирует в Европу. Наряду с испанскими евреями, или сефардами, как они себя называли, поскольку «Сефарад» на иврите означает «Испания», появляется большая община к северу от Испании, главным образом в Германии, но также во Франции, Англии, в Польше, Литве. Поскольку на еврейском языке «Германия» – «Ашкеназ», то эта ветвь евреев называет себя ашканази.

 
 
Бернар Клервоский. Миниатюра. XII в. Британская библиотека, Лондон

Положение евреев в Европе было достаточно незавидным. С одной стороны, их приглашали, поскольку население само по себе было ценностью, оно прибавляло могущества, оно означало появление новых рабочих рук. С другой стороны, начиная с X века, евреям было жестко запрещено заниматься земледелием, евреи не могли – не будучи крещеными – становиться членами купеческих гильдий, ремесленных цехов. Какие занятия им оставались? Им оставалось занятие старьевщика, они могли принимать вещи в залог (прообраз современных ломбардов) и давать деньги в рост, то есть заниматься ростовщичеством. Проценты были очень высокими, от 30 до 80, но надо сказать, что – поскольку покровителями евреев выступали короли – довольно значительная часть этих денег оседала в конечном итоге в европейской казне. Знаменитый король Ричард Львиное сердце в 1190 г. приказал хранить долговые расписки, который выдавались евреям централизованно, в хранилищах – специальных больших сундуках, которые были поставлены в шести-семи городах. Над ними должны были надзирать выборные из христиан и иудеев, в выборные попадали люди честные, с хорошей репутацией. В общем, вся эта деятельность была поставлена под жесткий контроль.

 
 
Благословение больных. Миниатюра из манускрипта «Всякое благо» Джеймса ле Палмера. 1360-1375. Британская библиотека, Лондон. На миниатюре священник благословляет пострадавших от чумы монахов

Увязывание евреев с ростовщичеством в Средневековье – общее место, и понятно, что это занятие не способствовало улучшению репутации иудеев в Европе. Презрительное отношение к еврею-ростовщику – норма со стороны христианина, а издевательство над ним – своеобразная доблесть. Можно вспомнить, например, кастильский эпос «Песнь о моем Сиде», где Сид, который нуждается в деньгах, передает ростовщикам Рахили и Иуде в качестве залога, вместо обещанных драгоценностей, сундук, наполненный песком и камнями, и это воспринимается как норма. Недовольство иудеями и со стороны тех, кто действительно от них пострадал, и со стороны тех, кто завидовал, если было чему завидовать, было достаточно велико. И это несмотря на то, что повседневный быт иудеев был совсем не роскошным. Один пример: площадь под иудейские кварталы выделялась сразу, раз и навсегда. Население росло, люди едва не жили друг у друга на головах, но площадь не увеличивалась. Еще один пример: унизительная и обязательная для евреев форма одежды, которую им предписывалось носить специальными законами. Скажем, в Англии евреи должны были нашивать на одежду знак в форме скрижалей – сперва белого цвета, а потом желтого, поскольку желтый считался цветом дьявола. Во Франции это был желтый круг, его презрительно называли серебренник Иуды, или желтая звезда Давида, которая воспринималась как символ каиновой печати. Нередко на одежде надо было помещать изображение рогов, носить шапки с рогами или особой формы остроконечные шляпы.

 
 
Праздник Пасхи. Миниатюра. XV в. Британская библиотека, Лондон

В этих условиях евреи постоянно чувствовали себя в опасности, и это ощущение было обоснованным. Массовыми погромами обернулся уже первый крестовый поход, когда крестоносцы, нуждавшиеся в деньгах, на пути в Палестину насильно отбирали евреев деньги и имущество. Погромы казались современникам ни с чем не сравнимым ужасом. Но они, увы, не были пределом – следующим испытанием стало изгнание. Из Англии евреи были изгнаны в конце XIII века, неоднократно и под разными предлогами их изгоняли из Франции. Вопиющий пример «кровавого навета» – дело в английском городе Норвиче в 1144 г., когда евреев обвинили в ритуальном жертвоприношении христианского ребенка. Затем подобные обвинения стали появляться все чаще и чаще. Где-то за евреев заступаются: скажем, в XII в. отнюдь не отличавшийся мягкосердечием Бернар Клервоский не позволил разыграться одному из таких дел. В XIII в. германский император Фридрих II пресек очередное разбирательство. Но наветы продолжались. И изгнания евреев тоже продолжались. Одни из последних изгнаний иудеев в Средние века – это изгнание из Испании в конце XV в. и изгнание из Португалии. Еще одна страшная веха из истории средневекового еврейства – это черная смерть середины XIV в., страшная эпидемия чумы. Евреев обвинили в том, что они наслали это бедствие. Как существовали евреи в этих условиях? В еврейском народе, как и в любом другом, находились разные люди. Были, разумеется, и те, кто сумел в самых тяжелых условиях сохранять свое человеческое достоинство, кто хранил культуру. Потому что до тех пор, пока существует у народа культура, существует и народ. Я назову здесь только одно имя – имя испанского еврея, поэта и ученого Иегуды Галеви. Приведу небольшой отрывок из его стихотворения из цикла «Сиониды» («Песни о Сионе»):

И гол, и бос я буду там бродить,
Где высился наш Храм и царь сидел на троне.
Мне слаще средь развалин там брести,
Чем на чужбине на главе носить корону.

Авторитет таких людей, как Галеви, признавался и христианами. Их называли «sapientis vestri» – «ваши мудрецы». Вклад еврейской учености в развитие европейской цивилизации несомненен. Мир прошлого так же сложен и многоцветен, как мир настоящего. Из истории всегда можно надергать разнообразные примеры для обоснования любой современной идеи. Но, наверное, если история чему-то учит, то отношению к оппоненту. Оппонента не обязательно любить. Оппонента даже можно ненавидеть, но его нельзя не уважать, потому что в конечном итоге неуважение оказывается обкрадыванием самого себя.

Лекция 4 из цикла «Этот многообразный средневековый мир: христиане, иудеи, мусульмане в средневековой Европе»

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
© "YOS" 2010-2011
ИНТМЕДИА