Июнь 2018
 
Email

Алхимия

 
Опубликовано 10.09.2010
 
 

В последнее время историки науки снова стали проявлять интерес к алхимии, к ее безнадежным попыткам постичь тайны природы и превратить простые металлы в золото. Расцвет алхимии приходится на XVI – XVII века, а химия как эмпирическая наука родилась только в XVIII веке, поэтому в научных анналах мечтателям и неудачникам места не нашлось: алхимия оказалась в долгой опале.

 

 
 
Рудокопы (алхимики) роют гору в поисках золота. Внизу – Эсфирь и Агасфер. Алхимический манускрипт «Сияние солнца Соломона Трисмозина». 1582. Британская библиотека, Лондон
Между тем многим из них стоило бы отдать должное. Хотя алхимическая практика была ближе к магии, чем к науке, и в итоге оказалась самообманом, все же она медленно приближала наступление научной эры. Главная черта алхимии – экспериментаторство. Алхимики не боялись изнуряющей грязной работы. Склоняясь над дымящимися тиглями и ретортами в полутьме своих лабораторий, раздувая мехами магическое пламя, они порой совершали подлинные открытия: создали новые вещества и лечебные эликсиры, изучили процессы химической сепарации и рафинирования, дистилляции, брожения.

 

 

 
 
Лабораторное алхимическое, а позже просто химическое оборудование – печь, тигль, аппараты для перегонки. Иероним Брауншвейгский. Книга по искусству дистилляции. 1512. Национальная медицинская библиотека, Вашингтон
Но вот что, пожалуй, самое главное. Чем занимаются современные химики? Большинство из них не столько интересуются теорией сколько стремятся получить новые вещества, обладающие определенными свойствами. А ведь по сути тот же упор на материальный результат был свойствен алхимикам XVII века. Люди наблюдали, как виноград превращается в вино, а мука в хлеб. Кислое зеленое яблоко постепенно делается красным и сладким. Значит, изменение заложено в самой природе вещей. Было замечено, что свинец часто содержит примесь серебра, а серебряная руда имеет в себе долю золота. Отсюда делался вывод, что металлы со временем превращаются один в другой. В 1600 году было известно всего семь металлов: золото, серебро, железо, медь, олово, свинец и ртуть. Эти металлы имели много общих свойств: все они (за исключением жидкой ртути) блестят, поддаются ковке, формовке, литью. Из этой общности свойств ранние мыслители делали вывод об общности их состава: считалось, что все металлы имеют одинаковые ингредиенты, но лишь смешанные в разных пропорциях. Заблуждение, во всяком случае, вполне естественное…

 

И все же нельзя не признать, что алхимия значительно затормозила развитие химической науки. Пока физика и астрономия медленно, но верно продвигалась от Галилея к Кеплеру, от Ньютона к научной революции, химия оставалась погруженной в алхимические грезы.

Судя по сохранившимся архивам, многие из фанатичных алхимиков страдали психически. Постоянное вдыхание паров ртути не могло пройти бесследно. Знаменитый естествоиспытатель и оккультист Парацельс, занимавшийся одновременно фармацевтикой, врачеванием и превращением металлов, видимо, не был душевнобольным, но окружающим этот вздорный и неуравновешенный человек, безусловно, казался таковым.

 
 
Вероятно, прижизненный портрет Филиппа фон Гогенхайма, позже назвавшего себя Теофрастом Филиппом Ауреолом Бомбастом, а еще позже – Парацельсом (что значит «превзошедший Цельса»). 1540
Парацельс создал нечто вроде химической космологии. Вселенная для него была подобием химической колбы, а космические процессы – отражением реакций, производимых в лаборатории… Но в его занятиях было и рациональное зерно: он пытался диагностировать болезни на основе анализа мочи, лечил больных алхимическими снадобьями. Подобно всем алхимикам, Парацельс фиксировал результаты опытов и духовные прозрения тайнописью, с помощью загадочных символов и эмблем, чтобы скрыть свою науку от непосвященных. Все же на основании этих записей можно определить основное направление его поисков: как ни странно это может показаться на первый взгляд, Парацельс мечтал создать христианскую науку в противовес языческой натурфилософии.

 

Многие другие алхимики были откровенными шарлатанами или глупцами. Фламандские и голландские художники изображали их в крайне непривлекательной обстановке: темные лаборатории, нищета, беспорядочное нагромождение вещей и инструментов, мрачная одержимость на лицах. Для голландских бюргеров эти картины служили предостережением: алхимическое безумие разрушает пристойное и размеренное течение жизни.

 
 
Фламандский алхимик. Гравюра антверпенского художника и гравера Филиппа Галле. Ок. 1558. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

 

И все же алхимики нередко пользовались покровительством владетельных князей. Идеи власти, обогащения и здоровья, ассоциируемые с алхимией, не могли не привлекать аристократов. Порой их союзы с алхимиками заканчивались трагически. В 1601 году некто Ханс Генрих Нюшлер дал своему патрону герцогу Фридриху Вюртембергскому письменное обязательство – извлечь золото из герцогского серебра. После нескольких месяцев безуспешных опытов отчаявшийся алхимик решил прибегнуть к мошенничеству. С помощью брата он подмешал к исходному реактиву изрядную долю золота, но был разоблачен и вскоре повешен. Подобных случаев было не так уж много – далеко не все алхимики оканчивали свои дни на виселице, однако все это серьезно подрывало репутацию алхимии в глазах современников.

Тем не менее алхимические интересы королей и князей в начале Нового времени были очень распространены и сказывались на всех сторонах жизни: умственной, политической, экономической, религиозной. Король Франции Генрих IV окружил себя множеством алхимиков. Они ставили опыты по восстановлению сожженных растений из пепла, искали способов продления монаршей жизни. Французским дипломатам давались поручения разузнавать в других странах о тайных опытах тамошних алхимиков.

 
 
Знаменитая чета французских алхимиков конца XIV – начала XV веков, Николя Фламель и его жена Пернелла. Изображение на аркаде одного из склепов на кладбище Невинных в Париже, открытое в конце XV века
Иоганну Фридриху Бёттгеру, алхимику при дворе саксонского князя, внезапно и необычайно повезло. В поисках материала для получения драгоценных металлов он наткнулся на «белую землю», вещество, аналогичное особой глине, завозившейся из Китая. Это открытие положило начало производству знаменитого майсенского фарфора.

 

Даже такой гений, как Ньютон, не мог противиться обаянию алхимического миража. Тысячи страниц его записных книжек испещрены рассуждениями на эту тему и отчетами об опытах, которые он производил в течение 30 лет. Большинство этих записей не имеют для науки никакого значения, но по крайней мере один из сохранившихся текстов очень интересен и многое объясняет в мировоззрении великого английского мыслителя.

Ньютон цитирует сочинения немецких алхимиковкоторые хотели в лабораторных условиях воспроизвести природные процессы, протекающие в глубине земли и приведшие к образованию металлов. Тогда считалось, что все металлы рождаются от взаимодействия серы и ртути.

 
 
Немецкие алхимики-экспериментаторы: искавшие секрет извлечения золота, они попутно создавали новые вещества и лечебные эликсиры. Иероним Брауншвейгский. Книга по искусству дистилляции. 1512. Национальная медицинская библиотека, Вашингтон
Ньютон расширяет известную теорию. «Обе эти тонкие субстанции, – пишет он, – обтекают всю землю и дают жизнь животным и растениям. Они также производят камни, соли и прочее». Таким образом, от теории металлов он переходит к объяснению всей жизни на земле, хочет найти единый источник всех вообще минеральных веществ.

 

Эксперименты, которые Ньютон не оставлял всю жизнь, очень характерны. Люди во многих частях света издревле питали подобные замыслы. Надпись на так называемой Изумрудной скрижали легендарного мистика Гермеса Трисмегиста 

 
 
Гермес Трисмегист касается рукой Изумрудной скрижали: по легенде, в египетском храме на изумрудной плите хранится секрет получения философского камня – эликсира, позволяющего превращать металлы в золото. 1480-е. Напольная мозаика, Сиенский собор
(между прочим, основателя египетской алхимии) гласит, что истоком всего на свете является una res – «одна вещь», посредством которой был создано мироздание. Ньютон не был рядовым алхимиком, стремящимся лишь к получению золота. Он мечтал создать алхимическую науку, еще более универсальную, чем теория всемирного тяготения. Однако его, разумеется, постигла неудача: гиганты физики, на плечах которых он стоял (по его собственному выражению), оказались куда выше его предшественников в алхимии.

 

Увлеченность Ньютона алхимией не была случайной чертой его характера, он всегда был погружен в оккультизм, и даже гравитация, которую он открыл, виделась ему как некая всепроникающая мистическая сила. Английский химик Роберт Бойль, современник Ньютона, тоже провел жизнь в раздвоенном состоянии между алхимией и наукой нового типа. Алхимия не отпускала его никогда. Он упорно искал философский камень, способный превратить свинец в золото и раскрыть духовные тайны природы.

 
 
Ученый и богослов Роберт Бойль. Гравюра с прижизненного портрета. Ок. 1691
Философский камень был для него примерно тем же, что для современных мечтателей «общая теория всего». «Где-то в мире, – писал он в 1680 году с нескрываемой ревностью, – есть круг химиков куда более высокой степени посвящения, которые умеют превращать низкие металлы в металлы совершенные». При этом Бойль мог яростно критиковать алхимиков, особенно учеников Парацельса, за темноту и загадочность их языка. Он хотел совлечь с алхимии покров тайны и вынести «учение химиков из темноты их затхлых лабораторий на белый свет».

 

На вопрос о том, почему научная революция в химии опоздала на целое столетие сравнительно с другими областями знаний, у современных историков нет окончательного ответа. Великий опыт алхимии интересен уже тем, что показывает глубокий драматизм научных поисков. Наука развивается не линейно и не всегда переходит от простого к сложному и от заблуждения к истине. Великие умы могут сочетать в себе мистицизм и рациональность, религиозность и скепсис, архаические иллюзии и строгий эмпиризм. Думается, что в этом отношении Новое время вряд ли принесло с собой что-то принципиально новое.


По материалам сайта http://www.nytimes.com/2006/08/01/science/01alch.html?_r=1

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
© "YOS" 2010-2011
ИНТМЕДИА